Компания DS Express, Inc. | Предварительный обзор оффшорных зон

+7 (495) 956-1727

+7 (812) 570-1564

+38 (044) 278-6714

Предварительный обзор оффшорных зон

Определение и значимость используемой терминологии

Понятие налогового рая в настоящее время широко известно в Европе. Однако прежде чем приступить к исследованию этого явления, необходимо вспомнить, что это такое. Итак, что именно называют налоговым раем?

Англосаксы используют термин «Tax Haven». Возникающий образ носит положительную окраску. Бизнесмен таким образом сравнивается с моряком, ищущим убежище. Он плывет по морю налогового законодательства со всеми его бурями, каковыми являются налоговые проверки и налогообложение по внешним признакам богатства, после чего отдыхает в налоговом раю, то есть в некоей гавани. Все моряки знают, что все порты в той или иной степени отличаются друг от друга. То же относится и к налоговым гаваням, которые редко являются райскими во всех отношениях.

Немцы со своей стороны предпочли термин «налоговый оазис», который не менее нагляден, поскольку налогоплательщик может отдохнуть там после путешествия по налоговой пустыне.

Некоторые авторы употребляют иногда также термины «укрытие» (asile) или «убежище» (refuge) от налогов, которые кажутся нам непод ходящими как для англоязычного, так и для франкоязычного восприятия. Термин «asylum» (укрытие) происходит от греческого «asylos», что означает «неприкосновенный», и ведет свое происхождение от святилищ храмов Озириса в Египте и Аполлона в Дельфах. Понятие это следует ассоциировать скорее не с налогообложением, а с термином «sylon», то есть наложением физического ареста светской властью в области уголовного права.

Определение «убежище», которое встречается все чаще (дело ли здесь в ханжеском отношении к слову «рай», или в мазохистском восприятии налоговой «инквизиции»?) кажется нам неподходящим постольку, поскольку оно связано с латинским «fugere» (убегать), и используется скорее с подтекстом политическим, который не применим обычно к оффшорным зонам.

Такие терминологические нюансы могут показаться неискушенному оффшорному Страннику лишенной интереса китайской казуистикой.

У нас иное мнение по этому вопросу, принимая во внимание ту тщательность, с которой налоговые администрации относятся к своему собственному терминологическому подбору, и ту путаницу, которую они частенько стараются внести, в частности, в разницу между понятиями обхода налогового законодательства и уклонения от уплаты налогов. 

Терминологический выбор важен постольку, поскольку он может придать некоему термину оттенок противозаконности. Так, если в 1962 году «черноногих» (Pieds Noirs), которые, чтобы спасти свою жизнь (а имущество свое к тому времени они уже потеряли), бежали во Францию, официально называли «репатриантами», то в ОАС их называли «беженцами», а просто люди, говорящие по-французски, считались в Алжире «мятежниками».

Принимая во внимание эти важные терминологические уточнения, мы в нашей Энциклопедии будем использовать самый общий термин, который ныне наиболее логически приемлем по своему содержанию — «налоговый рай». В Энциклопедии нашей оффшорный Странник также столкнется с терминами «налоговая ниша» и «налоговое стимулирование», которые тоже следует кратко охарактеризовать во избежание возможных разночтений.

Налоговую нишу можно определить как «лазейку», намеренно оставленную в налоговой системе некой страны, не являющейся налоговым раем, с надеждой, что туда будут «втягиваться» иностранные капиталы (например, люксембургские холдинги, образование которых восходит к 1929 году). Налоговое же стимулирование, как указывает само название, опирается на льготы, установленные обычно в налоговой системе, как правило, «нерайской» страны с намерением привлечь определенную категорию физических или юридических лиц в нее для осуществления конкретных операций (так, в Ирландии созданы особые налоговые условия для писателей).

 

Физические и юридические лица

Пользователи налогового рая являются либо лицами физическими, то есть лицами, имеющими реальное существование и ведущими реальную жизнь, либо лицами юридическими.

Юридическими лицами обычно являются фирмы (чаще всего коммерческие), которые пользуются этим статусом благодаря узаконенной правовой условности. Поскольку юридические лица могут реально существовать только лишь если они персонифицированы реальными физическими лицами, отражением которых они являются, то здесь можно легко поиграть словами относительно моральных качеств юридических лиц.

Наш бизнесмен, которого мы называем оффшорным Странником, может таким образом быть лицом физическим или юридическим, и предоставляемые налоговым раем преимущества весьма сильно разнятся в зависимости от этой физической или юридической сущности его статуса.

Одна и та же оффшорная зона может представлять интерес для физического лица и быть совершенно неинтересной для лица юридического, и наоборот.

Так, княжество Монако является воистину налоговым раем для лиц физических, поскольку там не существует никакого подоходного налога. И наоборот, это княжество не является таковым для фирмы, имеющей в нем свой юридический адрес, поскольку фирма эта должна выплачивать 35-процентный налог на прибыль, если более 25% ее оборота реализуется вне границ княжества.

Напротив, остров Мэн считается одной из лучших налоговых зон для коммерческих «освобожденных от налогов» фирм, которые были там учреждены, поскольку по уплате единоразового годового сбора в 300 фунтов они не обязаны заявлять ни о каких доходах, и даже не должны вообще представлять финансовую отчетность. Но для физических резидентов остров Мэн — налоговый рай лишь наполовину, поскольку они облагаются подоходным налогом.

Следовательно, оффшорный Странник, знакомый с этими двумя налоговыми оазисами, постарается сочетать предоставляемые ими преимущества: например, если он намерен купить оборудование в России или на Тайване и продать его в Африку без официального оглашения налогооблагаемой прибыли, но тем не менее эту прибыль получить, он будет покупать и продавать это оборудование через фирму острова Мэн, на чье имя и будет поступать прибыль и которая будет платить лишь 300 фунтов фиксированного налога в год. Оффшорный же Странник, став резидентом Монако, обеспечит себе выплату зарплаты или крупных вознаграждений за счет прибыли, полученной фирмой с острова Мэн, и все это без уплаты им налогов и не опасаясь налогообложения по внешним признакам богатства либо по явным или бросающимся в глаза финансовым расходам.

 

Рай налоговый и рай банковский

Для обеспечения максимальной конфиденциальности таких сделок тот же оффшорный Странник, весьма возможно, для своих финансовых операций воспользуется услугами одного из банков (чаще двух) банковского рая, где фирма острова Мэн откроет свой счет, а сам он также откроет себе личный счет, номерной либо под псевдонимом (если взять одну из самых простых схем).

Следует прояснить определенную двусмысленность понятий счетов но мерных и под псевдонимом как реалий банковского рая. Там не существует анонимных счетов. Владелец счета всегда известен банку, да и технически трудно себе вообразить, как это может быть иначе. В интересах конфиденциальности со стороны служащих банка операции по счетам оффшорного Странника действительно следует производить под номером или под вымышленным именем, но сам владелец банка всегда будет знать личность оффшорного Странника — владельца счета под номером или псевдонимом.

Система счетов номерных или под псевдонимом существует во многих странах, и, насколько известно, во французских банковских законах не имеется ни одного положения (если не считать законодательства относительно чеков), запрещающего их использование. Просто в тех странах, которые не входят в систему банковского рая, нет установлений о профессиональной тайне, особенно по отношению к налоговым органам (которые, однако, сами, как правило, обязаны держать в тайне все, что касается получаемой ими информации), и поэтому подобные комбинации во многом теряют свою притягательность. 

Оффшорный Странник должен действовать осмотрительно, изучая информацию и советуясь с профессионалами по вопросам выбора как банковского рая, так и рая налогового, в той или иной стране. Если он избирает Швейцарию, то должен изучить проблему еще глубже, тем более в части применения некоторых особенно тонких механизмов и решений в случае снятия банковской тайны и замораживания авуаров. Оффшорный Странник должен стараться ни в коем случае не смешивать рай налоговый и банковский. Если некоторые страны, такие как

Багамские острова или Панама, могут одновременно быть раем налоговым и банковским, то банковский рай как таковой существует иногда в странах с высоким уровнем налогообложения, таких, например, как Австрия, и даже, как это ни странно, Россия. Некоторые из этих стран — например, Люксембург — имеют то преимущество (или неудобство), что находятся в Европейском Союзе.

 

«Номиналы» и анти-оффшорные налоговые меры

Наконец, для обеспечения наибольшей секретности по вышеуказанной операции, оффшорный Странник даже и не появится официально в компании острова Мэн, а будет там представлен местными адвокатами, известными своим высоким профессионализмом и честностью. Они совершенно законно, согласно применимому к данной фирме положению английского права, станут его «Nominees», то есть, как теперь принято говорить, «номиналами» (номинальными представителями).

Разумеется, если оборот фирмы будет значительным и постоянным, страны, где действует оффшорный Странник, попробуют начать борьбу против его комбинаций, с помощью, например, французского понятия стабильного предприятия. Они, возможно, также заявят, что фирма с острова Мэн осуществляет в их странах операции, составляющие полный коммерческий цикл, то есть, налогооблагаемые. Существуют все основания предположить, что в таком случае фирме острова Мэн будет просто предложено на время приостановить свою деятельность (поскольку юридическим лицам тоже время от времени следует отдыхать).

Конечно, если фирма с острова Мэн является просто фирмой-«экраном» (мы рассмотрим этот вопрос ниже), то заинтересованные страны, в зависимости от своей юридической вооруженности, будут иметь все основания для восстановления налогооблагаемости осуществляемых таким способом операций.

В рамках нашей гипотезы с участием фирмы острова Мэн и резидента Монте-Карло схема эта может действовать только если наш оффшорный Странник не является ни французом, ни британским резидентом (ни даже налоговым домицилиантом Великобритании), ни резидентом острова Мэн. Такое тройственное ограничение, которое мы далее намеренно поверхностно рассмотрим, позволит нам раскрыть квинтэссенцию и условия существования большинства оффшорных юрисдикций и причины их жизнеспособности.

 

Почему и как выживают «зрелые» оффшорные юрисдикции

Как можно себе представить такое, что страны вроде Франции, Великобритании, а ныне в некоторой степени и весь Европейский Союз терпят существование в своей зоне влияния таких зон налогового рая, как княжество Монако и остров Мэн, если это не приносит им никаких выгод?

Та схема, которую наш оффшорный Странник придумал выше, оказывается невозможной, если сам он — француз. Почему? Да просто потому, что Франция навязала княжеству Монако соглашение от 18 мая 1963 года, по которой граждане Франции исключаются из системы. В то время Франции, почти объявившей княжеству опереточную войну, легко было бы заставить своего соседа отменить налоговые льготы для всех новых резидентов.

Но это было бы весьма неуклюжей акцией, поскольку княжество Монако в действительности находится в зоне франка и подлежит контролю Банка Франции. Следовательно, всякий новый резидент, чтобы устроиться на жительство, неизбежно будет вносить некий капитал, и французский платежный баланс получит доход от валютной конвертации. Но поскольку этот новый резидент неизбежно избрал бы другую страну налогового рая, если в предоставляемых княжеством преимуществах ему было бы отказано, то Франция не воспользовалась бы этим валютным поступлением (не говоря уже о местной торговле с близлежащими городами и о соответствующем НДС).

Франция поэтому допустит, чтобы в княжестве Монако поселился гражданин Великобритании, точно так же как и Великобритания допустит, чтобы француз основал фирму на острове Мэн. Со своей стороны Великобритания напрямую предпримет меры, чтобы помешать своим налоговым резидентам использовать указанную схему, предоставив косвенно властям своего протеже — налогового рая следить за порядком и защищать общие интересы (налоговые для острова Мэн и валютные для самой Великобритании). Что же до острова Мэн, то он запретит фирме заниматься коммерцией с «местными», а этим последним в то же время — вступать в партнерство с фирмой (кроме как в качестве оплачиваемых «номиналов»), дабы не потерять собираемые с жителей налоги. Остров откроет зеленый свет для всех, только если ничего при этом не теряет и хоть что-нибудь да выигрывает!

 

Европейский Союз: политический суверенитет и налоговый эгоизм 

Что касается Европейского Союза, то можно предположить, что страны объединенной Европы окажут давление на Францию, добиваясь того, чтобы «выгоды» от договора 1963 года распространились и на них, либо чтобы договор этот был заменен другим схожим с ним международным соглашением. В таком случае некий англичанин, либо итальянец вполне смог бы жить и работать в Монако, но если бы он переехал туда после срока, указанного в договоре («относительное» соблюдение обретаемых прав), он по-прежнему был бы обязан уплачивать свои английские или итальянские налоги, точно так же как и сейчас переезжающий на жительство в Монако француз должен по-прежнему выплачивать налоги французские.

Возможно, что если бы достаточное число стран, имеющих в Сообществе определенный вес (в частности, Великобритания и Италия), выступили с таким требованием, то Франция не стала бы этому сопротивляться слишком уж открыто. В самом деле, она не понесла бы от этого непосредственных убытков, но лишь возможно, недобрала бы в плане поступлений от НДС и притока валюты. Трудно себе представить, как покинутое своим «естественным» покровителем княжество смогло бы этому помешать; нелегко ведь было бы начинать снова франко-монакскую «войнушку» 1962 года.

Если предположить, что исчезли бы налоговые привилегии островов Джерси, Гернси и прочих и что Италия согласилась бы начать взимать подоходный налог в Кампионе, то Франция не смогла бы выдвинуть никаких серьезных контраргументов. Однако история создания Евросоюза не идет в этом направлении.

И в самом деле, не забудем упомянуть о том (более подробно вопрос будет рассматриваться в соответствующих главах), что «Коварный Альбион» в своем договоре о присоединении к ЕС особо оговорил налоговые «особенности» Джерси, Гернси и пр., которые для Великобритании являются великолепным троянским конем, внедренным в налоговую систему Сообщества.

Разумеется, Франция не сделала подобных оговорок по поводу княжества Монако (которое изначально является суверенным государством), так же как и Италия по поводу Кампионе д’Италиа (здесь речь идет о налоговом рае де факто, и такие оговорки явились бы юридическим нонсенсом), и т. д.

Но если бы подобную просьбу выдвинул Великобритании ее французский сосед, имея собственное «бревно в глазу», то и тогда она не повела бы себя столь неуклюже. При всем при том совершенно ясно одно: если Сообщество и существует в принципе, то его не существует в налоговой области, по крайней мере на сегодняшний день. Это то самое поле, на котором играет Люксембург, приводя совершенно общеевропейский аргумент: «кто не продаст у меня, выйдет из Соединенной Европы»... То есть пойдет «в Швейцарию»!

 

Сообщество лишь «сохраняет бдительность» перед лицом европейского налогового рая 

Итак, ни одна из стран — членов ЕС не заинтересована в том, чтобы лишать себя собственного налогового рая, который она охраняет, а также и косвенных доходов, которые она от него имеет, стараясь лишь не слишком афишировать эти доходы, и чтобы индуцированный ими приток средств происходил за счет налоговых потерь соседней страны.

Очень похоже, что Сообщество долго еще не будет принимать официальных и систематических мер, направленных против европейского сектора налогового рая. В самом деле, в объединенной Европе, где обмен информацией между различными национальными налоговыми органами будет идти все быстрее, европейцы перестанут использовать эти зоны для внутриевропейских операций (вот уже лет пятнадцать как адвокаты серьезно советуют воздерживаться от такого рода их использования в этих операциях), пусть даже и совершенно законных, но имеющих сомнительный привкус для некоторых европейских властей.

В такой ситуации европейские оффшорные юрисдикции, причем в основном те, что относятся к английскому типу, и которые до сих пор неуклонно развивались, столкнутся с серьезной внутренней конкуренцией и будут вынуждены искать клиентов за пределами объединенной Европы, подобно тому, как американские оффшорные юрисдикции Карибского бассейна, само собой разумеется, не могут быть использованы в качестве промежуточного звена в операциях между фирмами каких-либо двух штатов США.

 

Иногда паспорт слишком дорого обходится 

Оффшорный Странник должен также в некоторых случаях учитывать свою национальную принадлежность. В самом деле, если, например, Франция облагает налогом физические лица в зависимости прежде всего от их местожительства или местопребывания, то Соединенные Штаты Америки или Филиппины взимают со своих граждан «всемирный» подоходный налог по национальному принципу, правда, с оговоркой относительно действия соглашений об избежании двойного налогообложения, причем допускается налоговая скидка («allowance») для лиц, проживающих за границей («overseas»), с учетом стоимости жизни в стране проживания.

Американскому гражданину таким образом совершенно невыгодно становиться резидентом Монте-Карло, и поэтому он предпочтет, с темчтобы реально избежать американских налогов, обзавестись для себя паспортом более выгодной страны.

Из-за подобного фокуса он довольно быстро потеряет свое американское гражданство, что, возможно, не входит в его намерения. Именно из-за такой системы налогообложения появилось шутливое выражение, которое не всегда понимают в Европе, о том, что американский паспорт является самым дорогим в мире.

Оффшорный Странник не должен также в своих скитаниях забывать о странах Латинской Америки, таких как Панама или Коста-Рика, где налоги для резидентов этих стран — физических или юридических лиц — берутся лишь с доходов, полученных непосредственно внутри самой страны, а зарубежные доходы законно и официально исключены при  этом из базовой суммы налогообложения.

Во Франции такое положение тоже существует, но в обратном порядке: там облагаются налогами любые доходы, полученные в стране нерезидентами, независимо от их гражданства.

При выборе своего налогового рая частному лицу или фирме важно иметь в виду еще один важнейший фактор общего характера, к рассмотрению которого мы еще вернемся, — это существование или отсутствие договоров об избежании двойного налогообложения.

Если, например, наш оффшорный Странник является владельцем во Франции неких акций или облигаций и желает окончательно поселиться на неком, по-видимому, райском острове Карибского моря, то его проценты или дивиденды будут подвергаться налогообложению у источника, взимаемому соответствующей фирмой-плательщицей в пользу французских налоговых органов.

Такое налогообложение у источника может заставить оффшорного Странника изменить структуру своей собственности или избрать иную страну местопребывания.

С другой стороны, проживающий во Франции оффшорный Странник будет иметь право на налоговый кредит, который в этой стране является объектом и страстного вожделения и разнородных оценок, в то время как в предыдущей ситуации, и при отсутствии соглашений, сокращающих или отменяющих налогообложение у источника, он полностью потеряет всю сумму соответствующего платежа.

В общем и целом следует сознавать, что налоговый рай существует постольку, поскольку налоговые системы в различных странах неодинаковы. И национальные базы налогообложения, то есть непосредственно предметы налогов, также не имеют единого определения. Наконец, не являются единообразными и международные соглашения. Именно благодаря такой неединообразности и возникают лазейки, дающие возможность ускользнуть от налогов.

Естественно, что скандинавские страны, которые предпринимают значительные усилия в социальной области, или Багамские острова, которые ищут богатых иностранцев, или Кампионе д’Италиа, которому не удается даже потратить доходы от своего казино, имеют различные налоговые системы.

Чаще всего страны налогового рая — это бедные, неиндустриальные страны, развившие у себя соответствующее налоговое законодательство с целью привлечения богатых иностранцев; но встречаются среди них и крупные страны с благоприятной внутренней ситуацией.

Также вполне понятно, что некоторые лица хотели бы использовать налоговые возможности таких стран, с открытым налоговым законодательством, обещающим им вполне заслуженный налоговый отдых, при условии наличия у них для такого отдыха комфортабельного валютного матраса.

Индустрия налогового рая — это главным образом создание благоприятных налоговых законов, и если в свое время Соединенные Штаты просили у Европы направлять к ним своих неимущих, то налоговый рай просит у других стран направлять к нему своих имущих, а также тех, кто, подзаработав, способен это имущество оставить в наследство.

© 1997—2014 DS Express, Inc

84, Spyrou Kyprianou,

2nd floor, Limassol 4004

Cyprus

tel +357 25 731-042

info@dsexpress.com

 

109004, РФ, г. Москва,

ул. Солженицына д.11

тел +7 (495) 956-1727

факс 7 (495) 234-0735

info@dsexpress.com

01001, Украина, г. Киев,

ул. Крещатик, д. 15, офис 149

тел +38 (044) 237-2222

факс +38 (044) 278-6714

kiev@dsexpress.com

 

190000, РФ, г. Санкт-Петербург,

Английская наб., д. 52, офис 28

тел +7 (812) 570-1564

факс +7 (812) 325-7235

spb@dsexpress.com

Более подробные контактные данные и схемы проезда Вы найдете в разделе контакты.

© 2015 DS Express Ltd  Все права защищены